Раиса Д.

Осторожно, это вирусная песня – она имеет свойство цепляться сразу и намертво, даже к тем, кто не знает языка.

Это одна из самых известных польских солдатских песен, происходящая, по общепринятой версии, со времен Первой мировой войны. Однако записей и публикаций нот и текста того времени не сохранилось, самый ранний опубликованный вариант относится к 1929 году. Это, как обычно, породило множество различных версий, связанных с авторством и происхождением песни.

Вот здесь более-менее устоявшийся канонический вариант текста:
http://bibliotekapiosenki.pl/Piechota

Не носят лампасов, лишь серый их строй,
Не носят ни серебра, ни золота,
Лишь в первом ряду стремится на бой,
Пехота, эта серая пехота (2 раза)

Маршируют стрельцы, маршируют (в другом варианте текста «маршируют парни…» и т.д.)
Карабины блестят, серый строй,
А перед ними древком салютуют,
Ведь они за нашу Польшу идут в бой!

Идут, а на солнце колышется сталь,
Девчата подсматривают из-за ограды,
А взоры их гордые устремлены в даль,
Пехота, эта серая пехота. (2 раза)

Маршируют стрельцы, маршируют…

Не играют им зурны, не трубит для них рог,
А смерть бросается из-под ног,
Лишь в первом ряду стремится на бой,
Пехота, эта серая пехота (2 раза)

Маршируют стрельцы, маршируют…

Серые мундиры носила пехота легионов Пилсудского (см.также историю песни «Первая бригада»: http://naiwen.livejournal.com/1377539.html). Серый цвет – цвет скромности, в данном случае нарочито противопоставлен цветным и ярким мундирам кавалеристов и др.

Одна из наиболее распространенных версий приписывает авторство музыки этой песни Леону Лускино, в другом варианте ему же приписывают и авторство слов. Возможно, первоначальный вариант текста начинался со слов «Nie nosim wyłogów i szary nasz strój…» («Не носим лацканов и серый наш строй…»)

Леон Лускино (1872-1948), выпускник школы юнкеров в Одессе, участник русско-японской войны, за что был произведен в чин капитана. 1913 год застал его слушателем курсов для штабных офицеров в Ораниенбауме, в годы Первой мировой войны он командовал запасным 291-м пехотным полком. После Октябрьской революции некоторое время исполнял обязанности польского военного референта в Петрограде, в 1919 году был арестован большевиками, однако выпущен и передан польской стороне в составе группы по обмену заложниками. С 1920 года – офицер Войска Польского, сначала в чине подполковника, затем полковника. После 1927 года вышел в отставку, служил в Бюро кинематографии, где занимался цензурой фильмов, в том числе заграничных (и пишут, что был жестким цензором, порой вырезавшим едва ли не половину по какой-то причине неугодного фильма). Был автором и исполнителем какого-то количества популярных песен (хотя сейчас довольно сложно понять, что действительно принадлежит ему, а что приписано). Пережил войну и погиб в случайной дорожной аварии в 1948 году, в возрасте 76 лет – такой вот достаточно живучий оказался.

Леон Лускино (1872-1948) – русский и польский военный деятель, эстрадный композитор, поэт и аранжировщик

Другие исследователи указывают на то, что автором слов песни, возможно, был Болеслав Любич-Захорский. Его первоначальный вариант начинался со слов «Nie nosim rabatów i szary nasz strój…» Любичу-Захорскому обычно приписывают еще одну песню на ту же мелодию – «Уланы» (не путать с популярной песней «Уланы, уланы»). Вот текст этой песни: http://bibliotekapiosenki.pl/Ulani_%28Nasz_lot_jest_wichrow_%29
Речь здесь идет о так называемой «Белинской семерке» уланов (по боевому псевдониму «Belina» их командира, Владислава Пражмовского). «Белинские уланы» — одна из групп стрельцов легионов Пилсудского, которая в августе 1914 года выполняла по приказу Пилсудского особое задание по тайному пересечению российской границы. Группа в дальнейшем составила костяк будущей независимой польской кавалерии.

Наш полет как вихрь. Наш полет к Славе,
Крик рвется, вырывается из гортани…
В борьбе воля окрепла и стала как стержень
Уланы! Уланы Белины!

Сквозь кровь идет дорога к воскрешению Родины,
Поэтому сегодня мы погибаем для Нее –
Капля крови зацветет на поле, как мак…
… Уланы! Уланы Белины!

Не в богатых мундирах, но без криков, без
Среди осенних горестей веснами,
Битв давних забытых воскрешаем мы миф!
… Уланы! Уланы Белины!

Легла за нами страшных виселиц тень,
Слагаем мы Родине это в дар…
Кровью поим зарю, но родится ден!
… Уланы! Уланы Белины!

Ни лавров, лишь ложь обрамляет нас вонью!
О потерях сердечных мысль ранит…
К оружию! Уланы, хватайтесь за оружие!
… Уланы! Уланы Белины!

Болеслав Любич-Захорский (1887-1922)– член Боевой организации Польской социалистической партии, активный участник революции 1905 года. Был приговорен к сибирской каторге, откуда через некоторое время бежал, сумел выбраться в Галицию и присоединился к Белинским уланам. Писал стихи, публицистические статьи, после обретечения независимости занимал пост управляющего отделом периодики в Публичной библиотеке в Варшаве. Погиб в возрасте всего 35 лет из-за несчастного случая.
Здесь страница с некрологом 1922 года в газете «Польский солдат» — с фотографией и опубликованными стихами «Уланы Белины»:
http://mjp.najlepszemedia.pl/wykaz-legionistow/wpisy-uzytkownikow/zolnierz-polski-1922-artykul-o-boleslawie-zahorskim

***

Между тем некоторые музыковеды определенно указывают на то, что первоначальный вариант музыки был заимствован из русской солдатской песни «Черные очи да белая грудь» — а та, в свою очередь, была переделкой старинного цыганского романса «Эх, распошел». Возможно, Леон Лускино выступил здесь не в роли самостоятельного композитора, а в роли аранжировщика.
Солдатскую песню найти не удалось, а вот цыганский романс – вот он, пожалуйста. Этот романс пели в начале ХХ века известные исполнители – Варя Панина, Вадим Козин и др; первые зафиксированные записи относятся к 1905 году. Действительно, если мысленно убрать «растягивания» мелодии, то хорошо слышно интонационное сходство с «Серой пехотой».

Послушаем несколько разных вариантов.

Это совсем старая, архивная запись – 1910 год. Качество, увы, соответствующее. Но зато здесь, в этом старом варианте мелодии, лучше всего слышны узнаваемые интонации будущей «Серой пехоты».
Исполнитель – Александр Михайлович Давыдов (настоящая фамилия Левенсон), известный в свое время певец-тенор. Родился в 1872 г в Полтавской губернии. Дебютировал в тифлисской опере, затем с успехом пел в Киеве, Одессе и Петербурге на частной оперной сцене. В 1900 — 1912 гг. пел на Императорской сцене в Петербурге. Оставив оперную сцену в 1914, выступал на концертной эстраде до 1924. В 1924—1935 годах жил в Париже, затем вернулся в СССР и с 1936 года преподавал в вечерней школе пения при Ленинградском театре оперы и балета. Уже будучи очень пожилым человеком, пережил Ленинградскую блокаду и был эвакуирован в Москву, где вскоре и умер в 1944 году.

Еще одна историческая запись – поет известная цыганская исполнительница Ляля Черная. Запись 1946 года

На этой записи поет знаменитый Иван Ребров.

Иван Ребров (настоящее имя Ханс-Рольф Рипперт) заслуживает того, чтобы сказать о нем несколько слов. Сын немецкого инженера и русской белоэмигрантки, он всю жизнь занимался популяризацией русских песен и романсов

Иван Ребров (1931-2008), немецкий певец, выдающийся исполнитель русских песен

Обратите внимание на то, что варианты текста все разные. Например, здесь можно посмотреть несколько вариантов текста (ни один не совпадает полностью ни с одной записью): http://a-pesni.org/romans/raspochel.htm

***

В дальнейшем на мотив песни «Серая пехота» возникло множество переделок. В годы Второй мировой войны различные варианты бытовали в Армии Крайовой, Армии Людовой, в войсках Армии Андерса и др. Вот, например, один из вариантов, возникший во время Варшавского восстания в 1944 году. Автор слов неизвестен.

Марш работников электростанции:

Текст: http://bibliotekapiosenki.pl/Marsz_robotnikow_elektrowni

Без эмблем, без званий, лишь серая наша одежда,
Светит нам только жар машин.
Работник, как солдат, готов к бою!
На бой, крепость электростанции!

Работник, как солдат, готов к бою!
На бой, крепость электростанции!

На первом редуте тянется ряд труб,
Поднимает нас на суровую работу,
Это страшная борьба, наш огневой фронт,
Наш фронт – крепость электростанции!

Ради тебя, Варшава, ради ран Твоих и слез —
Этот девиз жар в сердцах нам разжигает,
Ради тебя, Варшава, будем держаться до конца!
Наш фронт – крепость электростанции!

Ради тебя, Варшава, будем держаться до конца!
Наш фронт – крепость электростанции!

***

И как обычно, послушаем еще несколько разных современных вариантов исполнения песни «Старая пехота» (поскольку песня до сего дня невероятно популярна)

Моя любимая рок-группа «Forteca”

Еще одна группа, с интригующим названием «Gonokoki»

Еще одна рок-версия

Ну и раз уж была речь о детях, то вот вам совсем мелкие дети: