Марк Левитин

_____________________________________________________________________________

Нынче ветрено. И волны с перехлёстом. Штормовой сезон, типичная гидродинамика небольшой бухты, удивляться нечему. Но сидя в условно своём саду с горящим светильником, и конечно же, в глухой провинции у моря, чувствуешь себя слегка стоиком и даже отчасти Плинием Старшим. Плиний погиб при извержении Везувия, превратившем Помпеи и Геркуланум в сокровищницу для археологов. Надо мной вяло дымится вулкан Агунг. Только что иссяк выброс пепла, достигавший 4-х км в высоту и закрывший на три дня аэропорты как Бали, так и Ломбока. И вообще закрывший небо.

Последний раз Агунг извергался в 1963-м году. Пироклазм, палящая туча, примерно как в Помпее, сжёг и похоронил десятки балинезийских деревень, а лахар — селевые потоки — довершил начатое. Число жертв оценивалось в 1000-1500 человек. Отдохнув с полвека, вулкан опять взялся за своё: в сентябре 2017-го сейсмографы зафиксировали нарастающую череду подземных толчков, в октябре произошёл короткий фреатический (паровой) выброс. А ещё месяц спустя, утром 25-го ноября, Агунг рванул как следует, тем самым столбом на 4 км. Ночью столб подсвечивался снизу ярко-красным — верный признак, что магма в кратере поднялась уже высоко, вот-вот перельётся. Но этого не случилось — 30-го ноября извержение сошло на нет.

 

The eruption of Mt. Agung disrupts flights to/from Bali, endangers local population. Red glow of rising magma is visible at night.

«Агунг» можно перевести с индонезийского как «высший» — скорее в духовном, чем в геометрическом смысле. Хотя это и впрямь высочайшая точка Бали, важнее, что его считают священной горой Меру из индийской мифологии (как, впрочем, и ещё десяток-другой гор в зоне древнеиндийской экспансии, например, Семеру на Яве, чьё название вполне дословно означает «та самая Меру»), а также обителью балинезийских богов. Когда пару лет назад начал активно дымить Бромо, МЧС Индонезии предупредило жителей окрестных деревень о вероятном усилении активности и организовало эвакуацию. Крестьяне же отправились за советом к Хранителю Ключей Горы (т.е. шаману, поддерживающему связь с духом вулкана), а тот сказал: «Ну, ворчит Бромо, злится. Не сильно злится. Поворчит, и успокоится.» Эвакуироваться никто не стал. Бромо поворчал ещё полгода и успокоился. Здесь так не выйдет — если верховные жрецы в храмовом комплексе Бесаких и получили весточку от богов, то делиться информацией они не спешат. Наверное, расшифровать не могут, с богами это вечная проблема.

 

Так или иначе, сейчас вулкан затих. Над совершенным конусом в глянцевое небо полнолунной ночи поднимается лишь струйка даже не дыма — водяного пара. Луна в зените окружена кольцевым гало — сернистые газы в воздухе влияют на преломление света. Душно. Давящий, потусторонний покой. Сеймическая активность, однако, продолжается, сейсмограмма пестрит широкими росчерками, а пол подо мной иногда вздрагивает, как будто вдруг очнувшись и обнаружив, что по нему кто-то ходит — совсем обнаглели!

Что же это значит и чего следует ожидать? Произошло примерно следующее: насыщенная газом андезитовая магма поднялась до водоносного слоя под поверхностью вулкана и испарила его. Давление пробило путь наружу, вышибло пробку. Испарения и газы вырвались из кратера, что привело к резкому падению давления — Агунг в буквальном смысле сбросил пар. Более не подталкиваемая вверх магма в кратере застыла, снова закупорив выходное отверстие. Что будет дальше? Что ж, давление снова будет постепенно нарастать, судя по толчкам, ничего ещё закончилось. В какой-то момент будет вторая серия. Причём чем дольше продлится затишье, тем агрессивнее будет следующий выброс, чем толще слой застывшей лавы, тем мощней объёмный взрыв. Не исключён, впрочем, и вариант, при котором давления попросту не хватит, и вулкан утихомирится ещё на годы. Пока что статус вулкана всё ещё красный, и МЧС Индонезии не даёт добро на возвращение эвакуированных из 10-километровой зоны жителей.

Ну и насущный для читателя вопрос: безопасно ли сейчас ехать на Бали? Если вкратце — да. Худшее, что может случится — повторится сценарий 1963-го года, и о вылетах из балинезийского аэропорта Нгурах Рай можно будет забыть надолго. Придётся ехать на Яву и улетать домой оттуда. Но даже чтобы разрушить ближайшие к вулкану курортные районы — Чандидасу, Серайю и Амед, где я сейчас нахожусь — уже потребуется взрыв, сравнимый с пресловутой Помпеей. А катастрофа, способная дотянуться до Южного Бали, где сосредоточены 90% всех туристических сервисов страны, немногим более вероятна, чем столкновение Земли с астероидом. Не говоря уже о том, что в таком случае и последствия будут схожими, глобальными — иными словами, и дома не отсидитесь. Ледниковый период как минимум. А когда вымрут посевы — ядерная война за оставшийся пищевой ресурс. Так что прилетайте, терять вам нечего.

The eruption of Mt. Agung disrupts flights to/from Bali, endangers local population. Red glow of rising magma is visible at night.

 

 

Все права на фото: Марк Левитин