Павел Баканов — музыкант и режиссер из Хабаровска.
Этой осенью он выпускает фильм о жизни инвалидов — и это необычный фильм.
В нем есть стихи, написанные прекрасной поэтессой Алиной Будаевой (вКонтакте она выступает под псевдонимом Алина Волнами) и поэтом Станиславом Михайленко, рисунки художников, которые получились после того, как некоторые люди увидели и услышали Алину и Станислава, записи разговоров с главным героем — и много того, о чем не знают люди, которые никогда не жили этой жизнью.

— Хочу рассказать про название «Как хорошо на свете жить» — говорит Павел. — Это его, Андрея, слова. Однажды, когда ему было лет 15-16, когда он ещё находился в детском интернате, туда приезжали разные волонтёры, чтобы погулять с больными детьми. Я видел, как выносили Андрея, катали на коляске, и он сказал: «Как хорошо на свете жить!» При этом он весь светился от счастья. Такие слова было очень неожиданно услышать от человека, который не может ходить и у которого работает только одна рука…

«Семейная жизнь» — рис. Татьяны Кривцовой

«…В одной из прошлых публикаций я описывал посещение закрытых мест, где живут люди, физически не имеющие возможности адаптироваться в нормальной человеческой среде. Заглянем ещё раз за железный забор интерната и познакомимся лично с его обитателями. 
Перед нами Андрей Андреевич Еремеев, 18 лет, парень больной ДЦП, колясочник. Парализованы ноги, и зажата левая рука. Андрей владеет только правой рукой. При этом сохранена речь и здравый ум. Недавно был переведён из детского интерната в Берёзовке во взрослый интернат в Ильинке, пригороде Хабаровска. Практически не образован, с большим трудом читает по слогам. При этом знает наизусть православные молитвы и очень общительный»… (из статьи П. об Андрее). 

Да, судя по разговору, Андрей — очень общительный и умный парень. Но он — один из тех, о ком в России почему-то задают вопрос — «а зачем они вообще живут? Зачем они вообще такие?». Жизнь за забором интерната, что хабаровского, что столичного, очень мало похожа на рай. Когда кому-то напоминают об этом, любая просьба вызывает у людей первобытное раздражение — как это так? Они, такие непохожие на здоровых людей, обуза для нянечек,  еще и напомнили о себе?
Но люди живут там, пытаются чему-то научиться, строят планы — хотя поводов к этому немного. К ним приезжают волонтеры. И человек с добрым и легким характером —  пусть и владеющий только одной рукой — который старается жить по христианским заповедям, мечтает петь, попасть на работу в храм (на работу!) и выйти из интерната, чтобы жить как-то еще — это уже повод снять кино. Пусть видят, что есть на самом деле.

— Как вам пришла в голову идея снять кино о тех, кого обычно «не видят» в России?
— Идею создания фильма предложил его главный герой — молодой парень-инвалид, сирота из психоневрологического интерната. Он очень интересный, общительный, и у него есть давняя мечта — выступить где-нибудь на телевидении на передаче «Пусть говорят» и рассказать о своей жизни. Мы с ним давно знакомы, и такая идея у него родилась, когда я однажды рассказал ему, что занимаюсь переводом и озвучкой одного иностранного документального фильма. Он это понял немного по-своему, решив, что я делаю свой собственный фильм, и предложил снять фильм про него, где у него будет возможность многое рассказать людям. Идея мне понравилась. В настоящее время технически это реализуемо при нулевом бюджете. Я хорошо владею всевозможным монтажом, и надо садиться за дело. Идею фильма поддержали мои друзья и многие люди. Всё началось с телефонных интервью с Андреем, которые я записывал и выкладывал в соцсетях. Это было зимой, интернат был закрыт на карантин, и общаться с Андреем можно было только так — по телефону….

Возможность во время карантина общаться по телефону или интернету — это плюс. «Карантин», «время посещений» и строгий распорядок дня — это очень малая часть того, что отличает жизнь в интернате от свободной жизни. Даже если инвалид в России живет не в госучреждении, а дома, даже если он живет в хорошем госучреждении — он редко может пользоваться своим временем, как свободный человек. Кормежка или чистые простыни — дело отдельное, тут на первый план выходит зависимое состояние. Если даже интеллект в порядке и обитатель интерната вполне отвечает за себя, ему могут что-то разрешить, не разрешить, отобрать телефон или личную вещь — а это такой же человек, как вы.  
Если человек с тяжелой инвалидностью живет дома, его жизнь зависит в основном от родственников и помощи друзей, и это уже хорошо — но в интернате у него всегда есть те, кто им распоряжается. Для людей, неспособных самостоятельно себя обслужить, это еще помощь. Для людей, которые умеют делать что-то сами — еще одна степень несвободы. 

— …Бесед получилось аж на полтора часа, и фильм обещал быть большим. Так и вышло: фильм получился примерно на 2 с половиной часа, и решено его разбить на 4 серии. В ходе работы над фильмом в него вошли ещё двое человек-инвалидов, которые занимаются поэзией, также были затронуты сопутствующие темы, связанные с жизнью хабаровского Елизаветинского храма, куда Андрей мечтает попасть на службу, если получится когда-нибудь выйти из интерната.
На режиссёра я не учился, но пишу очерки о своих поездках, разные мысли о жизни, и сценарий документального фильма в этом смысле мало отличается от обычного очерка. Когда накопился отснятый и записанный материал, осталось его правильно скомпоновать и написать авторский текст. Поэтому, приступив к делу, я не испытывал никаких затруднений — всё мне было знакомо и проделано много раз. Надо садиться и делать, не откладывая в долгий ящик. Самое сложное оказалось быть диктором, зачитывая свой собственный текст. Мне даже предлагали кого-то пригласить, кто умеет делать это профессионально, но заниматься такими поисками, пока свой язык не отсох, думаю, пока излишне. Мне надо учиться говорить, так как многое приходится рассказывать зрителям на своих концертах…

…»Здоровье, красота, обеспеченность несут в себе искушение этим пользоваться в личных интересах, несмотря на то, что все эти внешние достоинства — временны.    
Человек, лишённый этих преимуществ, дорожит дружбой, так как поставлен в зависимые условия. Для нас всё дорого, что даётся большой ценой. Человек, который дорожит дружбой, никогда на нас не обижается, всегда рад нашему визиту, регулярно вспоминает о нас, интересуется нашими делами и всегда рад помочь. Но самое главное — с таким человеком всегда хорошо, каким бы он ни был. Он находит счастье быть таким. Быть другим в такой ситуации — просто не жить.  
Вот и ответ на ещё один важный вопрос: вы же все хотите быть счастливыми? Нет ничего проще — важно быть просто добрым» (из статьи). 

«7 миллиардов судеб» — к стихотворению Алины. рис. Екатерины Смирновой

— Много ли людей участвует в проекте?
— В проекте непосредственно участвуют кроме меня ещё 5 художников. Их всех заинтересовал фильм, и они работают в нём, как в своём собственном детище. Работа с художниками для меня тоже не в новинку, так как последние свои концертные программы я оформляю иллюстрациями и видеорядами к каждой песне. Много уже всего нарисовано и кое-что из прошлого иллюстрированного материала тоже вошло в этот в фильм. С этими старыми картинами можно ещё прибавить трёх человек в команду. Художественной работы нужно много, так как в фильме много телефонных разговоров, и видео-материала на всё не хватило. С такой хорошей командой решено создать творческое объединение «Торосы». (Пока что там лежат только альбомы Павла, но скоро могут появиться остальные материалы — прим.ред.) Надеюсь, это не последнее наше кино.
«Ненужные» обществу люди — такие же, как и все. Они дружат, заводят друзей и семьи, работают и учатся, если им позволяет их состояние и нет социальных препятствий, занимаются творчеством или сидят в сети. Страх перед «обузой», «лишним ртом» и «испорченными генами» отнимает их у нас. Люди часто считают, что «нужные» — это здоровые, работящие экземпляры определенных параметров и уровня образования. Они боятся того, что их жизнь станет меньше оттого, что они уделят кому-то лишнее внимание. Таким образом их жизнь действительно становится меньше — если жить с закрытыми глазами, ты и сам не видишь, кому ты нужен на самом деле.   

Ненужных людей не бывает. 

«Ограниченные возможности» Рис. Татьяна Ситдикова (обработка — Павел Баканов)

— Расскажите про Андрея и Алину!
— Про Андрея, главного героя, я ранее писал статью.
Это тоже можно назвать преддверием фильма. С другой участницей, Алиной Будаевой (известной под творческим псевдонимом «Волнами») из Комсомольска-на-Амуре, я познакомился года три назад — она посетила один из моих концертов. Сразу обратил внимание на то, какие она интересные вопросы задаёт, хотя ей тогда было 17 лет. Поэтому фильм не обошёл её стороной. Алина страдает миопатией и может передвигаться только на коляске в сопровождении отца или подруг. Но все отмечают поразительную красоту Алины, артистизм и редкий для её возраста ум.

Диагноз Алины не установлен точно, и в настоящее время состояние стабилизировалось. Как надолго? Что будет потом?  

— Третий участник — хабаровский поэт с тяжёлой формой ДЦП Станислав Михайленко, 33 года. Стас практически не говорит, и его стихотворения в фильме пришлось зачитывать мне самому.

Неговорящий поэт может писать хорошие стихи. Неходячая поэтесса, которая может не дожить до тридцати, собирает массу подписчиков, которые хотят просто читать хорошие стихи. Нет, это не демагогия, нацеленная на то, чтобы убедить кого-то в талантливости всех тяжело больных людей. Это напоминание о том, что любой человек, пусть у него нет практически ничего, заслуживает все того же отношения. Человеческого.  

— Когда мы сможем увидеть фильм?
— Скоро уже будет выложена первая серия. Смотреть можно будет в интернете. Надеюсь, что остальные серии будут закончены в июле.

Текст: Миранда, Павел Баканов