Раиса Д.

Существует еще одна, неофициальная версия происхождения этой песни. Согласно ей, автором первоначальной версии текста был Ежи Станислав Фиц – спортсмен, футболист, спортивный общественник и поэт-любитель, который еще в 1950-е годы написал стихотворение “Марафон дружбы народов».

Ежи Фиц вспоминал об этом так: «В 1953-1955 годах я входил в кружок Молодых литераторов и написал стихотворение, которое приготовил для встречи с поэтом Владиславом Броневским, на съезде молодых писателей в Быдгоще». В этом стихотворении были такие строки:
W biegach przyjaźni, paktu narodów,
Biegali dzieci, starsi, kobiety,
Polak zwycięzcą został zawodów,
Pierwszy na metę wpadł.

(В беге дружбы, пакта народов
Бегали дети, старики, женщины
Поляк стал победителем соревнований
Первым упал на финише)

Трудно не заметить сходства процитированного фрагмента с третьей строфой «Баллады о Янеке Вишневском». Сам Ежи Фиц в 1970 году жил в Гдыне как раз в том районе, где происходила перестрелка и был непосредственным свидетелем трагедии. Это именно из его дома манифестанты сняли с петель ту дверь, на которой понесли тело «Янека Вишневского». Фик вспоминал: «Весной 1971 года Союз моряков и портовых рабочих порта Гдыни организовал забастовку. Некоторые участники забастовки заходили на пиво к Брудасу (название популярного бара в Гдыне), другие за дом, где я жил. Они-то попросили у меня, чтобы написал для них стихотворение, которое могли бы петь во время забастовки, и так появилась «Баллада о Янеке Вишневском». Я ее написал собственноручно, на листке бумаги, который передал Вальдемару Песику из Хылони, участнику забастовки, он заверил меня, что передал стихотворение своему бригадиру». Таким образом, Фиц на основе своего же старого стихотворения якобы написал новое, использовав прежний ритм и часть строк. Филолог, комментирующий ситуацию, обращает внимание также на то, что в старом стихотворение, как и в новом, фигурируют «дети, старики, женщины» — но среди расстрелянных рабочих в Гдыне на самом деле не было никаких женщин, стариков и детей, только мужчины – работники верфи. Еще один аргумент, что баллада вряд ли была написана непосредственно в день событий 17 декабря 1970 года (как утверждает Довгялло): в этом случае в ней вряд ли бы появились строки «идите домой, битва уже окончена, мир все узнал, но ничего не сказал», так как на самом деле к вечеру 17 декабря «мир» еще ничего толком не знал. Фиц также является автором множества стишков и песенок (в отличие от Довгялло, который фактически известен в таковом качестве, как автор этого единственного текста). Но почему, в таком случае, Фиц годами молчал? Он сам вспоминает, что в те первые годы боялся репрессий: «В 1980, может быть в 1981 году я услышал по радио, что разыскивается автор «Баллады о Янеке Вишневском». Я был ее автором. Но я имел в то время хорошую работу. Подумал о том, что если объявлю себя автором этого текста, то… всякое бывает». Публично Фиц признался в своем авторстве только в конце 1990-х годов. Но в итоге ни Довгялло, ни Фиц не имеют оригинальной рукописи. Несколько лет назад «конкуренты» (Фиц и Довгялло) встретились для выяснения отношений, но их встреча не дала ничего нового.

DSC02358.JPG

Мемориальная доска жертвам расстрела в Гдыне в декабре 1970 года

После падения коммунизма песня еще дважды была использована в фильмах. В фильме Владислава Пасиковского «Псы» (1992 год) есть сцена, в которой пьяные функционеры Службы Безопасности поют отрывок из Баллады, неся на руках своего в дупель упившегося коллегу. Фильм и использование этой песни в фильме в таком контексте вызвали неоднозначную реакцию польской общественности: кое-кто посчитал, что создатели фильма кощунственно насмехаются «над святым».

Вот этот кусочек из фильма, поют где-то после 2.50 минуты.

И еще одна киноверсия, совсем недавняя – песня стала саундтреком фильма «Черный четверг» (Czarny czwartek”) 2011 года. Этот фильм как раз рассказывает о трагических событиях декабря 1970 года. В центре сюжета судьба реальных лиц — в частности, убитого рабочего Гдыни Брунона Дрывы – самого старшего среди погибших, этнического кашуба. Одним из персонажей фильма стал также Збигнев Годлевский, однако сюжет несколько отличается от реальной судьбы Годлевского: в фильме он погибает не под обстрелом на автобусной обстановке, а жестоко избитый в отделении милиции (подобные случаи были характерны для периода военного положения 1981—1983). Песню в фильме исполняет Казимеж Сташевский (Казик) – известный польский эстрадный певец.

Вот официальный промо-трейлер фильма с этой песней:

Еще один вариант записи в исполнении Казика (Сташевского), с его сольного диска (несколько другая аранжировка):

Песня до сих пор продолжает быть популярной. Вот, например, еще одна интересная рок-аранжировка, исполняет группа CONTRA MUNDUM

И напоследок, как сложилась судьба Станислава Кочёлека, вошедшего в историю Польши под прозвищем «Кровавого Котелка»

Станислав Кочёлек (1933-2015), польский коммунистический политик, один из ответственных за расстрелы 1970 года. Фото времен событий

После смены общественно-политического строя в Польше Кочёлек был привлечён к ответственности за декабрьский расстрел 1970 года. В 1995 он предстал перед судом (наряду с генералом Ярузельским, генералом Тучапским и ещё несколькими отставными военными). Его адвокаты делали упор на отсутствие документальных свидетельств того, что именно Кочёлек приказывал стрелять в рабочих. Защита Кочёлека строилась на утверждении, что политическое решение принимали Владислав Гомулка и Зенон Клишко, а непосредственную команду силовикам открыть огонь по рабочим отдал «генерал-гангстер» Гжегож Корчинский, заместитель министра обороны (между прочим, тот, который когда-то сражался в составе XIII Интербригады им.Домбровского в Испании), тогда как Станислав Кочёлек лишь передавал военным указания политического руководства и не стремился к кровопролитию. Сам Кочёлек утверждал, что не был осведомлён о приказах применить оружие и «не видел причинно-следственной связи» между своею деятельностью и гибелью людей».
…Надо сказать, что ни Гомулки, ни Клишко, ни Корчинского ко времени проведения суда уже давно не было в живых. По этой причине пункты обвинения не могли быть досконально прояснены в ходе судебного следствия. Обвинению не удалось документально доказать прямую ответственность Кочёлека в совершённых убийствах. Расследование затянулось на несколько лет. В 2013 году суд оправдал Кочёлека за недостаточностью улик.

Станислав Кочёлек в последние годы жизни, фото из зала суда

…Оправдание Кочёлека многих в Польше возмутило и вызвало серьёзный разговор о беспомощности правосудия. «В Польше были приняты все нормы демократического правового государства. Это привело к тому, что обвиняемые и их адвокаты имели полную возможность использовать все легальные способы защиты и затягивания процесса. Результатом стали приговоры, которые в общественном восприятии не соответствовали общепринятым понятиям о справедливости», — политкорректно писали некоторые комментаторы. Праворадикальные активисты высказывались жёстче: о необходимости для подобных случаев как минимум особого порядка судопроизводства.

… однако высшее правосудие все-таки свершилось над этим человеком: Станислав Кочёлек, палач Труймяста, «Кровавый Котелок», скончался в Варшаве совсем недавно: 1 октября 2015 года. Ему было 82 года. Первый некролог о его смерти появился в польской «Gazeta Wyborcza», принадлежащей известному бывшему диссиденту и активисту “Солидарности» Адаму Михнику.