Жизнь замечательных

Здесь всегда есть, что читать

Открытый остров

Иллюстрация: Елена Ремизова

Открытый остров

За музыкальной школой есть пруд. По вечерам там хором поют лягушки. Еще в пруду иногда появляется остров. Так сказал папа. Винтик не знает, это игра или правда?
Завтра папа улетит в командировку. А сегодня они шли мимо музыкальной школы. Винтик вел веткой по забору. Получался звонкий треск.
Если бы рядом была мама, она бы сказала:
«Витька, прекрати. Ну что ты делаешь?»
«Играю на заборе», ответил бы Винтик.
Но мама осталась дома.

Иллюстрация: Елена Ремизова
Иллюстрация: Елена Ремизова

Это был их с папой вечер.
В парке было пусто. Лягушачий хор пел грустную песню. Деревья стояли с крашенными стволами, как в гольфах. И с белыми цветками, как с бантами. Когда папа приедет обратно, на деревьях вырастут яблоки. Винтик тоже вырастет — на два месяца.
— Пап, если есть красные муравьи, синие тоже есть?
— Сам как думаешь?
— Если в игре — точно есть.
— А если в жизни?
А вдруг папа не знает про синих муравьев? И вообще никто не знает?
Винтик задумался:
— В жизни тоже могут быть. Просто их еще не открыли.
— Логично, — папа встал посреди тропинки. Послушал, о чем поют лягушки. — Все неизученные звери живут в неоткрытых местах.
— А давай мы приедем и их изучим?
— Давай.
— Прямо сейчас?
— Конечно.
— Пап, ты не врешь?
— Честное пионерское! — поклялся папа.
Он свернул из ладоней бинокль и поднес его к своим очкам:
— Остров! Вижу остров! В пруду! — закричал папа.
— Какой? Как он называется?
— Еще никак. Его до нас не открывали.
Лягушки перестали петь и прислушались к разговору.
Винтик тоже сделал бинокль из ладоней и подпрыгнул.
В прыжке Винтик был папе почти до плеча. Но он видел только яблони. А папа был высокий, как мачта. И он видел остров:
— Зеленый! С пальмами! С вулканом!
— Без вулкана! — подсказал Винтик.
— Виноват, товарищ капитан. Я принял за вулкан сидящего слона. — Папа тер кулаками лицо. Это он бинокль настраивал.
По тому берегу пруда проехали трое велосипедистов. Их фонарики мигали, словно маяки. Пахло водорослями.
— Пап, а почему мы раньше этот остров не открыли?
— Все из-за этого слона. Понимаешь, раньше Земля стояла на черепахе, а она на трех слонах.
— Это же легенда!
— Конечно. Однажды ученые догадались, что это только легенда. Земля сразу перестала быть плоской. А черапахе и слонам пришлось уйти. В другую легенду. Два слона ушли нормально, а третий все тянул. «Еще минуточку!», «еще секунду на ниточке»!
— Папа, не намекай, пожалуйста! А то я с тобой ничего открывать не буду!
Папа перестал дразнить слона.
— В общем, другие звери его не дождались. Он один остался. А что этого слон мог делать? Только плоскую Землю держать. Но это они вчетвером могли. А в одиночку слон даже континент не удержит. Поэтому он взвалил себе на спину остров. Маленький.
— И стал с ним плавать по морям-океанам? — догадался Винтик.
— Да. Однажды остров выплыл в нашем пруду. И мы с тобой его открыли. Только что.
— Открыли, но не назвали, — напомнил Винтик.
— Может Слоновий остров?
— Пап, ты чего? Остров должен быть таинственным.
— Тогда сам придумывай. И позагадочней!
Винтик вспомнил их кладовку. Там на полках стояли коробки. На каждой надпись печатными буквами. «Елочные игрушки», «Сухой клей», «Батарейки». «Большие галогеновые лампы». Слово было сложным. Винтик читал его медленно. Морщился. Будто лекарство по глоткам пил. И запомнил это слово навсегда.
— Пап, а давай мы его назовем Большой Галогеновый остров?
— Галогеновый? Там будут жить Гали и Гены? — спросил папа.
Оказывается, Винтик знал про свой остров больше, чем папа. Он первый раз в жизни знал больше папы!
Лягушки пели что-то очень веселое.
— Нет, там будут жить разные люди. И их мамы с папами! А еще знаешь, кто?
Папа не знал.
— Эх ты! — сейчас Винтик мог бы поставить папе двойку. За невыученный урок про остров. — Там же водятся синие муравьи!
— И синие крокодилы…
— Нет, олени! Простые, не синие. — заспорил Винтик. — А знаешь, почему?
Папа снова не знал. Лягушки пели то громко, то тихо. Волнами.
— Мы по окружающему миру тундру изучали. Мох-ягель. Им олени питаются. Угадай, за сколько этот мох заново отрастает? За пятнадцать лет. Пап, получается, что олени не мох едят. Они время съедают.
Папа ответил так, будто был на уроке:
— Я этого не проходил. — И взял Винтика за руку. — Витька, пойдем домой?
Большой Галогеновый остров был изучен не до конца.
— Пап, а ты понял, при чем тут олени? Они время едят! Им два месяца — на один укус! Ам-ам — и ты снова дома!
— Это что же, мой проект — оленю на один укус? Я отвернусь, а он им позавтракает?
Винтик успокоил папу:
— Эти олени не едят проекты. Они другое время едят, грустное.
— Какие полезные звери, — тихо сказал папа.
Винтику показалось, что в его животе завелась лягушка. Она там квакала и прыгала.
— Пап, а на острове есть магазин?
— Надо разведать… — папа посадил Винтика себе на шею и они двинулись в обратную сторону.

Мама открыла им дверь и улыбнулась.
— Нагулялись? У одного чемодан не собран, у другого рюкзак. Витька, ты физру положил? Ромка, ты зарядник взял? А это еще что?
— Булочки с изюмом, — сказал папа.
— С далекого острова, — добавил Винтик.
— С далекого? Они же теплые!
— С Большого Галогенового острова, — подтвердил Винтик. — Там время идет быстрее, поэтому хлеб не черствеет. А еще там живут Третий Слон и синие муравьи. Мама, это очень хороший остров. Завтра мы с тобой его снова откроем.

%d такие блоггеры, как: